PATRONUS RU EN facebook
Главная \ Новости

Новости

« Назад

Почему брачные договоры не работают: ВС объяснил, как нужно делить имущество  13.07.2016 12:14

Супруги заключили брачный договор, по которому мужу доставались машина и гараж, а жене – квартира и долг по ипотеке. Через месяц пара развелась, после чего экс-супруг решил, что условия соглашения его не устраивают, и обратился в суд, требуя признать контракт недействительным, а квартиру – разделить пополам. В первой инстанции ему отказали, апелляция удовлетворила иск, точку в споре поставил ВС. А эксперты Право.ru прокомментировали, почему брачные контракты в России пока не работают.

Тебе квартиру, мне машину

Светлана и Сергей Гладковы* поженились в марте 2007 года и вскоре задумались о приобретении жилья. В октябре того же года Светлана взяла в "Сбербанке" кредит на сумму в 750 000 руб. Часть этих денег, а именно 250 000 руб., супруги внесли в качестве задатка за квартиру, остальную сумму планировали использовать на ремонт, покупку мебели и бытовой техники. В мае следующего года Гладковы стали хозяевами собственной жилплощади в Анапе, ипотечный договор со "Сбербанком" на 2,25 млн руб. также был оформлен на Светлану, а Сергей выступил в качестве поручителя по обоим кредитам. Единственной владелицей квартиры в свидетельстве о праве собственности значилась Гладкова.

12 апреля 2013 года супруги заключили брачный договор, по условиям которого собственником любого имущества, приобретенного в браке, будет считаться тот, на чье имя оно куплено (п. 4 документа). Отдельно в пп. 7 и 8 оговаривалось, что Светлана становится единоличной владелицей квартиры, в связи с чем Сергей не имеет на нее никаких прав, а его согласия на отчуждение жилья не требуется. За Гладковым же признавалось право собственности на автомобиль и гаражный бокс, которые были зарегистрированы на него.

Через месяц супруги развелись, и Сергей подал иск в Анапский горсуд, требуя признать недействительным условие брачного договора о том, что квартира отходит его бывшей жене, установить, что она является общей собственностью супругов, и поделить пополам.

В обоснование своих требований он сослался на п. 2 ст. 44 Семейного кодекса (признание брачного договора недействительным):

– Суд может также признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора, нарушающие другие требования пункта 3 статьи 42 настоящего Кодекса, ничтожны.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, поскольку, по его мнению, брачный договор соответствовал закону, а доказательств того, что его условиями Гладков поставлен в крайне неблагоприятное положение, тот не представил. На заседании Сергей говорил о том, что нажитое в браке имущество поделено несправедливо и несоразмерно, но суд на это заметил, что "возможность отступления от равенства долей посредством заключения брачного договора предусмотрена законом, а несоразмерность выделенного каждому из супругов имущества сама по себе не является основанием для признания его недействительным". При этом Светлана Гладкова соблюдает имущественные обязательства, наложенные на нее договором, – за свой счет выплачивает долг по ипотеке. Кроме того, в собственности Гладкова имелась другая квартира, так что его довод об отсутствии недвижимого имущества суд признал необоснованным.

Апелляция отменила это решение и удовлетворила иск. Судебная коллегия обратила внимание на то, что Гладков был поручителем по двум кредитам, за счет которых куплена квартира, а в период брака погашал задолженность по ним вместе с женой. Кроме того, в определении указано, что принадлежавшую ему другую квартиру Сергей продал за 2,3 млн руб., а часть этих средств пошла на покупку "семейного" жилья. Поэтому передача спорной жилплощади экс-супруге "полностью лишает Гладкова права на имущество, нажитое сторонами во время брака", и ставит его в крайне неблагоприятное положение, несмотря на то, что ему достались машина и гараж.

Было ли положение "крайне неблагоприятным"?

Гладкова подала жалобу в ВС (дело № 18-КГ16-10), и 24 мая этого года ее рассмотрели судьи коллегии по гражданским делам Татьяна Вавилычева, Татьяна Назаренко и Игорь Юрьев.

Главным было – понять, ставит ли брачный договор бывшего мужа, оставшегося без квартиры, в то самое "крайне неблагоприятное положение". Согласно п. 15 постановления Пленума ВС "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" от 5 ноября 1998 года, примером такого положения может быть ситуация, когда муж или жена полностью лишаются права собственности на имущество, нажитое в период брака. В этом случае суд может признать дискриминационные условия брачного договора недействительными по требованию обиженного супруга.

Между тем, как указал ВС, в соглашении, которое заключили Гладковы, нет положений о том, что все имущество достается Светлане. По договору Сергею переданы гараж и машина, а его бывшая жена получила не только квартиру, но и обязательство по погашению кредита, взятого на ее покупку. "Доказательств наличия существенной диспропорции в распределении между супругами имущества, нажитого в период брака и имущественных обязанностей супругов в связи с передачей каждому из них конкретного вида имущества, в деле не имеется", – установили судьи ВС.

Ошибочным они признали и вывод апелляции о том, что поручительство Гладкова по кредитным договорам, заключенным его экс-супругой, и передача ей квартиры ставят мужчину в крайне неблагоприятное имущественное положение. Согласно ст. 363 (ответственность поручителя) и ст. 365 (права поручителя, исполнившего обязательство) ГК, поручитель отвечает перед кредитором, если должник исполняет свои обязательства ненадлежащим образом. После этого к нему (в объеме удовлетворенных поручителем требований) переходят все права кредитора по этому обязательству, в том числе и права залогодержателя. Между тем Гладкова исправно платит взносы по ипотеке, и требований к ее бывшему мужу, как к поручителю, банк не предъявлял.

Кроме того, по мнению ВС, суд апелляционной инстанции не принял во внимание то, что спорная квартира находится в залоге у банка, а нынешняя ее собственница по брачному договору (п. 4) приняла обязательства самостоятельно погасить ипотеку. Гладков действительно продал принадлежавшую ему иную квартиру за 2,3 млн руб., но сделал это более чем через год после развода и не смог представить суду доказательств, что часть полученных средств пошла на погашение долга за "семейное" жилье. ВС посчитал, что условия договора все же не ставят его в крайне неблагоприятное положение, и оставил в силе решение суда первой инстанции, отменив апелляционное определение.

Мнение экспертов

Эксперты, опрошенные "Право.ru", согласны с мнением судей ВС, поскольку оно подтверждает сложившуюся практику. "Позиция ВС укладывается в тот подход, который является по таким делам общепринятым", – говорит партнёр КА "Юков и партнёры" Марина Краснобаева. По ее словам, дело вполне себе типичное, и подход к нему апелляции несколько удивляет. "Брачный контракт сформулирован так, что имущество остается за тем супругом, на которого оно зарегистрировано. Само по себе это условие несправедливым не является. Когда Гладковы покупали квартиру, пусть и за счет совместных средств, данное условие было известно и понятно обоим. Более того, сам истец получил имущество, которым с супругом делиться не хочет", – комментирует она.

Дмитрий Штыков из юридического бюро "Падва и Эпштейн" согласен, что по факту имеющееся у супругов имущество было разделено, а не перешло к одному из них. "С учетом того, что брачный договор был заключен после приобретения супругами квартиры и иного имущества, и судьба всей собственности четко прописана в брачном договоре, супруги, подписывая соглашение, сами определили его судьбу и прекрасно осознавали порядок его раздела в случае расторжения брака", – считает он.

"Консервативным толкованием норм  п. 3 ст. 42 и п. 2 ст. 44 СК" назвал подход ВС Илья Алещев, партнер из "Алимирзоев и Трофимов". По его мнению, то самое "крайне неблагоприятное положение", в которое брачный договор может поставить одного из супругов, – оценочная норма, и содержание ее фактически зависит от усмотрения суда. "Как показывает анализ судебной практики, суды неохотно применяют это основание недействительности. Как правило, обстоятельства дела указывают на переход к истцу – супругу, интересы которого нарушены, – какой-то собственности из состава общего имущества супругов. Ссылаясь на это, суды указывают, что истец "не лишается всего имущества", в том числе единственного жилого помещения, и отказывают в иске", – комментирует юрист. "Иной исход был бы возможен в случае, когда одна из сторон брачного договора полностью лишилась права собственности на любое имущество, нажитое во время брака. В целом практика по такой категории споров, как правило, сводится к отказу истцу в иске", – подтверждает Татьяна Кормилицына, партнер юридической группы "Яковлев и Партнеры".

Брачный договор – не панацея: почему брачные договоры не распространены в России

Заключение брачных договоров в России – не слишком распространенная практика. Между тем это вполне действенный способ поделить имущество не только в случае развода, но и без разрыва семейных отношений. Однако иногда, уже после заключения соглашения, одна из сторон решает, что его условия несправедливы, и обращается в суд, требуя признать договор недействительным. Впрочем, по словам наших экспертов, это случается нечасто. "Законодательная возможность изменить законный режим имущества супругов дает сторонам возможность договориться, обдумать, оценить и только после этого подписать брачный договор, – комментирует Светлана Бурцева, председатель "Люберецкой коллегии адвокатов". – Практики признания договора недействительным крайне мало, поскольку, его составление предполагает просчет рисков сторон еще до подписания".

Антон Соничев, адвокат бюро "Деловой фарватер", считает, что брачные контракты в большинстве случаев призваны защитить состоятельных граждан от неблагоприятных последствий брака. Поэтому они отражают позицию лица, стремящегося защитить свои имущественные интересы, вразрез с положениями Семейного кодекса. "Допустим, коммерсант обладает долей в фирме, которая в период брака значительно возросла в стоимости. По закону это – совместно нажитое имущество, а в контракте оговорено, что эта доля не является общей собственностью. Налицо заранее созданная неблагоприятная ситуация для члена семьи", – приводит пример юрист.

"Хрестоматийным примером непропорционального распределения совместно нажитого имущества является условие о переходе всех долгов одному из супругов после расторжения брака. Однако на практике супруги редко заключают настолько «бесспорно незаконные» брачные договоры", – развивает мысль коллеги Артем Соколов, юрист Forward Legal. По его словам, единой практики по таким спорам нет, и суды по-разному оценивают условия брачного договора и их соответствие нормам о равном распределении совместного имущества. "Например, суды одного округа часто признают незаконными условия брачного договора, по которым только один из супругов должен выплачивать кредит, взятый на покупку совместного жилья. В другом округе суды признают недействительными брачные договоры, если по их условиям один из супругов после расторжения брака получает значительно более дорогое имущество", – рассказывает юрист.

Конкретный пример "несправедливого" раздела собственности супругов по брачному договору приводит Дмитрий Штыков, руководитель юротдела бюро "Падва и Эпштейн". В апреле 2013 года Мосгорсуд рассмотрел апелляционную жалобу по делу № 11-17943. Фабула дела такова: супруг после 24 лет совместной жизни осознал, что в результате заключенного брачного договора все общее имущество, к которому относилось два земельных участка, жилой дом и три квартиры, принадлежит его супруге, а ему не остается ничего. Рассмотрев его исковые требования об оспаривании брачного договора, суды трех инстанций пришли к выводу о недействительности брачного договора, содержащего такие условия.

Екатерина Екимова, юрист практики семейного и наследственного права юрфирмы "ЮСТ", считает, что раз СК обязывает удостоверять брачный договор у нотариуса, именно на него в определённой степени возложена функция контроля за равноправием сторон соглашения. "Нотариус разъясняет сторонам сущность и правовые последствия заключения такого рода сделки. Это является правовой гарантией для участников брачного соглашения и позволяет избежать подписания брачных договоров с действительно кабальными условиями, когда, в частности, в личную собственность одного из супругов передается все совместно нажитое во время брака имущество, а общие долги супружеской пары полностью возлагаются на другого супруга", – говорит она.

 

http://pravo.ru/story/view/130923/?cl=N


innoventier

является партнером

МГКА "Минеев и партнеры"

в Японии

innoventier-header-logo-145-45

 

http://www.innoventier.com/

 

 

МГКА "Минеев и партнеры"

 является

представительством

FLAGSHIP в Москве и МО

 

  

 

 

VIETOURS

является партнером

МГКА "Минеев и партнеры"

в Австрии 

Безымянный

http://www.vietours.at/index.php/ru/ 

Новости

Суд вынес решение в пользу Adidas в споре между H&M и немецкой компанией...

Торговый центр в Перми и сеть универмагов в Северо-Западном округе поспорили о схожести их товарных знаков...

Раздел совместно нажитого во время брака имущества при разводе в России, возможно, упростят...

Чиновники хотят вывести мелких предпринимателей из тени путем введения для них максимально низкого налога и простой системы его уплаты ...

Госдума рассматривает новые ограничения для неплательщиков...